НОВОСТИ

"Эдип". Людмила Скитович о спектакле

Александра Солдатова, "Maskbook"

«Эдип» ‒ Ваш первый опыт работы над кукольным спектаклем для взрослых?

Да, первый реализованный художественный проект взрослого спектакля. До него был еще один, но, к сожалению, он так и остался на стадии задумки.

Есть ли принципиальная разница в работе художника над спектаклем для детей и для взрослых?

Принципиальной разницы не вижу. Во всяком случае, на сегодняшний день. Возможно, со временем ситуация изменится. Кукольный театр сегодня довольно стремительно трансформируется.

Как сделаны куклы и декорации в «Эдипе»?

Качество декораций и кукол прекрасное. Еще раз и еще раз спасибо всем цехам Курганского театра кукол! Они работали оперативно, организованно ‒ и с закупкой материалов, и с изготовлением конечного продукта. Восхищаюсь профессионализмом и чувством юмора этих людей. По-человечески было хорошо с ними сотрудничать. Не устаю снова повторять слова благодарности за творческую и человеческую поддержку. Вспоминаю театр. Долгое время рвалась из Белоруссии обратно в Курган. Номинация на «Золотую Маску» ‒ наша совместная заслуга.

От кого в основном исходила инициатива при создании сценографии спектакля: от Вас или режиссера, Александра Янушкевича?

В первую очередь, конечно, от режиссера, Александра Янушкевича, наделенного фантазией не только режиссерской, но и художественной. Не хочется лишать зрителя возможности выстраивать свои собственные ассоциации и разжевывать образы. Могу лишь сказать, что в спектакле и на визуальном, и на вербальном уровне мы раскрываем тему покаяния Эдипа. Нас интересовала античность в преддверии христианского покаяния. Знаете, ведь этой пьесе более двух с половиной тысяч лет, а текст остается актуальным по сей день! Поэтому мы решили создать близкую к современности мебельную обстановку, но с прямой аналогией и ощущением античной монументальности. Соединить то время и наше.

Как думаете, насколько свободен художник в театре кукол?

Сегодня я понимаю, что свобода определяется совпадением, прежде всего, художественного вкуса режиссера и художника. И еще ‒ доверием друг к другу. Совпадение вкуса и доверие ‒ это профессиональное счастье для обоих. Без них о какой-либо свободе говорить не приходится. Нам с Александром Янушкевичем в этом смысле повезло.